Лучшие стихи современных поэтов XXI века

  1. как сделать топиарий осеннее дерево
  2. поделка береза из природного материала
  3. весеннее дерево своими руками

Владимир Заболотский

Междустрочье междометий
Между нами хлещет плетью,
Бьёт по скалам бесхребетья,
Спину жжёт своим хвостом:
Рад бы о тебе не петь я,
Не растрачивать восторг,
Не вязать из строчек петли
По-простому о простом!

Но не можется — не легче,
Не молчится глотке певчей:
Ты таишься в каждой вещи
Гулким рокотом в груди,
Ты рекой бурлящей плещешь
Из-за всех моих плотин,
Сносишь крыши междуречью,
Снишься счастьем во плоти
— Я надеюсь, сон был вещим:
В нём я пел — и не один.

Мальчишкой

Я в меру любовью был одаренный.Но с детствалюдьётрудами муштровано.А я –убёг на берег Рионаи шлялся,ни чёрта не делая ровно.Сердилась мама:«Мальчишка паршивый!»Грозился папаша поясом выстегать.А я,разживясь трехрублевкой фальшивой,играл с солдатьём под забором в «три листика».Без груза рубах,без башмачного грузажарился в кутаисском зное.Вворачивал солнцу то спину,то пузо –пока под ложечкой не заноет.Дивилось солнце:«Чуть виден весь-то!А тоже –с сердечком.Старается малым!Откудав этомв аршинеместо –и мне,и реке,и стовёрстым скалам?!»

Нефрет

Я — ничья. И теперь чужая вам,
Я для вас не есть, но — была.
Плеском плесов, водою заводей —
Уплыла.

Я теперь за окнами мокрыми,
За кругами в осенней воде,
За ветров веерами блеклыми,
За пространствами, там — в нигде.

Что взметалось высоким пламенем,
Что мерцало в глубинах глаз,-
Все померкло, умерло, замерло,
Я теперь чужая для вас.

Вручены (знает Бог, что делает)
Мне одной, одному — вам
Целый мир и свобода целая,
Неделимая пополам.

И меня не вернуть, не выменять,
Не придумать (не то, не та),
И ни пламени, и ни имени,
Холодок пустого листа.

Юношей

Юношеству занятий масса.Грамматикам учим дурней и дур мы.Меня жиз 5-го вышибли класса.Пошли швырять в московские тюрьмы.В вашемквартирноммаленьком мирикедля спален растут кучерявые лирики.Что выищешь в этих болоночьих лириках?!Меня вотлюбитьучилив Бутырках.Что мне тоска о Булонском лесе?!Что мне вздох от видов на́ море?!Я вотв «Бюро похоронных процессий»влюбилсяв глазок 103 камеры.Глядят ежедневное солнце,зазна́ются.«Чего – мол – стоют лучёнышки эти?»А яза стенногоза желтого зайцаотдал тогда бы – все на свете.

Наталья Силантьева

Страсть моя из семейства лисьего –
Сколько ни говори ей «брысь!» – ан нет,
Не поймёт языка кошачьего,
Не запугана, не растрачена
На мохнатые шубки бабские.
С ней иначе бы, с ней бы ласкою,
А не то так и будет в ночи кружить,
И не выманить, и не выпотрошить.

Страсть моя к зиме потемневшая,
Желтоглазая, озверевшая,
От рассветов морозных шалая,
Неуёмная, дикошарая,
Изворотливая и хитрая –
Ни с капканами, ни с поллитрами,
Ни обманом, подкравшись с тыла к ней,
Не могу её, суку, выловить.

Обессиленная погонями,
Я стою у сосны, и стоя мне
Видно петли следов, кружащие
Между прошлым и настоящим.
Упираясь прикладом в землю, я
Закрою глаза… Последние
Дни – как сон, но есть шансы вызволить
Мне себя. Одиночным выстрелом.

Вздрогнет зверь на бегу – и некуда
Удирать, был простор – да нет его!
Тельце – в снег, не дыша… К утру под ней
Он оттает до самых ландышей.

***

Только ждать… Если ты и время
Прочно связаны, неразрывны,
Разбиваетесь на мгновенья,
Разлетаетесь над обрывом
Посекундно, почти незримо,
Боль осколков собрать бы горстью…
Видишь, осень стучит игриво
Подмороженной ржавой гроздью
Нам в окно?..
Нет, какая пошлость –
Прикрывая гнильцу пурпуром,
Подставлять миокарда полость
Под обоймы седых Амуров!

Только ждать… Я и жду. Не вышло
Стать актрисой, всё это тщетно –
Мне смешно наблюдать, как пышно
Выпирают останки лета
Из садовых скульптур, их плечи
Лезут из декольте бесстыдно…
Ты прикройся… Холодный вечер
И вдобавок почти не видно,
Слишком поздно…
В музейном блеске
Не возжаждут дариться розы
Миловидным старинным фрескам,
Перекошенным от мороза.

Осень, выпив, топорщит крылья,
И подумай, какая дерзость
Источать аромат ванили
В эту хмурую стынь и мерзость,
В эту ночь, где асфальт в увечьях
Грязных луж, а рассвет в морщинах,
Будет слишком бесчеловечно
Предаваться первопричинной
Нашей слабости… или силе…
Кто её разберёт постфактум!
Тошнотворный душок ванили
По обочинам мокрых трактов
Чуть заметен…

Но как же властно
Приближается к тебе время,
Как любовник, лаская страстно,
Поцелуем впиваясь в шею.
Так ликуй, веселись и празднуй!
Платья в ярких осенних красках
Облетают с тебя… Ну, здравствуй.
Скоро выпадет снег – и баста.

Стой, мгновение! Ты – прекрасна…

Читать другие произведения этого автора

Мой университет

– Была ль рыжа борода Барбароссы? –Пускай!Не копаюсь в пропы̀ленном вздоре я –любая в Москве мне известна история!Берут Добролюбова (чтоб зло ненавидеть), –фамилья ж против,скулит родовая.Яжирныхс детства привык ненавидеть,всегда себяза обед продавая.Научатся,сядут –чтоб нравиться даме,мыслишки звякают лбёнками медненькими.А яговорилс одними домами.Одни водокачки мне собеседниками.Окном слуховым внимательно слушая,ловили крыши – что брошу в уши я.А послео ночии друг о другетрещали,язык ворочая – флюгер.

Елена Жамбалова

Узнаю и благословляю.
Мы сегодня с тобой едины.
На волшебном цветном трамвае
можно в Мекку или Медину,

все в твоей голове, хороший,
все в твоей голове, враждебный,
этой песни моей дорожной,
этой мысли моей целебной

ты испей, не темней глазами,
наш трамвай иногда качает,
выбираем маршруты сами
или нас они выбирают.

Я не знаю, мне скоро 30,
я по-прежнему инфантильна,
я могу головою биться
в те же двери, и даже сильно.

И пока ты еще не вышел,
хоть и спрятан в экран девайса —
я люблю тебя, друг мой бывший.
Улыбайся.

Взрослое

У взрослых дела.В рублях карманы.Любить?Пожалуйста!Рубликов за́ сто.А я,бездомный,ручищав рваныйв карман засунули шлялся, глазастый.Ночь.Надеваете лучшее платье.Душой отдыхаете на женах, на вдовах.МеняМосква душила в объятьяхкольцом своих бесконечных Садовых.В сердца,в часишкилюбовницы тикают.В восторге партнеры любовного ложа.Столиц сердцебиение дикоеловил я,Страстно́ю площадью лёжа.Враспашку –сердце почти что снаружи –себя открываю и солнцу и луже.

Татьяна Безридная

О.М.

Обреченно губы подставлю ветру,
поцелуям хлестким, как оплеухи.
Между нами вечные километры,
доброхоты, сплетни, догадки, слухи.

Что я знаю? Я ничего не знаю
о тебе и мире за гранью мифа…
Ничего, увы, не случится с нами
кроме тени краткого полумига:

Неполадки времени, сбой в контактах,
и машина встанет в пыли дорожной,
и уже не буду знакомых: «Как ты?» —
невзначай расспрашивать осторожно…

Фотографий не было, голос сорван.
Нам досталась одна из совместных трапез.
Но лелею в памяти день, в котором
остается эта скупая запись.

***

Ну уж если кому поплачу, то не тебе: ты же знаешь, всё это бред, суета и морок, и уже не пугают мысли, что скоро сорок, и опять овсянка на завтрак, красный борщ на обед, как всегда в субботу булочки с ерундой (выбирай: корица, изюм, повидло), я слепа без очков, мне тебя не видно, мне уже не страшно жить со своей бедой. И уж если прошу о помощи — ты не в счёт, я не гордая, никакая, а просто нечем, не родился орган такой ещё, чтоб к тебе обратиться, взвалить на плечи эту горечь, ярость, муку, печаль, вину: всё, что есть на земле плохого — из-за меня ведь! — ничего не стоит плюнуть, пойти ко дну, только строчки эти кому оставить? Не тебе, не бойся, живи как есть, принимай, влюбляйся, энжойся, лайкай, обо мне не думай, я буду здесь, всё на том же месте, усни, не плакай.

Читать другие произведения этого автора

Что вышло

Больше чем можно,больше чем надо –будтопоэтовым бредом во сне навис –комок сердечный разросся громадой:громада любовь,громада ненависть.Под ношейногишагали шатко –ты знаешь,я желадно слажен –и всё жетащусь сердечным придатком,плеч подгибая косую сажень.Взбухаю стихов молоком– и не вылиться –некуда, кажется – полнится заново.Я вытомлен лирикой –мира кормилица,гиперболапраобраза Мопассанова.

Пётр Лодыгин

Посвящение

Это ты мое небо. Это ты моя почва. Это ты мой огарок свечи.
Запорошены на ночь. Засыпаны ночью. Цвета красного кирпичи.
На дворе безнадежно. На дороге бессрочно. Кто упал, непременно лежит.
Счастье в виде подковы. Размером с подкову. Из гранитных и мраморных плит.
Осторожно потрогай. Осторожно пощупай. Осторожно взгляни на меня.
В самом сердце разлуки. В самом сердце разлука. Льдом затянута полынья.
Непорочно, мой ангел. Непрочно. На столбах вознеслись фонари.
Свет снаружи мигает. И гаснет снаружи. И мигает, и гаснет внутри.
Кирпичи кирпичами. Фонари фонарями. Полынья полыньей.
Тело выйдет из дома. Разум выйдет из тела. Жизнь тебя пронесет стороной.
Не печалься, мой ангел, не стоит. Засыпай. Забывай про печаль.
Я, конечно, не небо. Конечно, не почва. Я, конечно же, не свеча.

***

Я в клетку, а ты в горох.
Мы, очевидно, созданы друг для друга.
Свойство воды – уходить в песок,
Любви – имитировать форму круга.

Когда закончится дождь, я буду купаться в лужах,
Смывая с себя паразитирующих на мне клещей.
Целый день я был никому не нужен.
День прошел, немногим я стал нужней.

Целый день меня усердно вплавлял в асфальт
Ныне скрытый источник света.
Круг умеет идеально вписываться в квадрат,
Человек увиливать от ответа.

Успокойся. Глубокий вдох.
Жизнь прекрасна, по свойствам своим упруга.
Я в клетку, а ты в горох.
Мы, очевидно, созданы друг для друга.

Читать другие произведения этого автора

Зову

Подня́л силачом,понес акробатом.Как избирателей сзывают на митинг,как сёлав пожарсозывают набатом –я звал:«А вот оно!Вот!Возьмите!»Когдатакая махина ахала –не глядя,пылью,грязью,сугробомдамьёот меняракетой шарахалось:«Нам чтобы поменьше,нам вроде танго́ бы…»Нести не могу –и несу мою ношу.Хочу ее бросить –и знаю,не брошу!Распора не сдержат рёбровы дуги.Грудная клетка трещала с натуги.

Ирина Кутузова

Сколько было нам нужно их превозмочь,
Этих мглистых, коротких, холодных дней,
Чтобы молвил июнь: «Да исчезнет ночь!»,
И всё то, что давило, исчезло с ней!

Сколько нам выносить нужно жар печи,
Через сколько нелёгких пройти потерь,
Чтоб в итоге от счастья сковать ключи,
А потом к тем ключам подобрать и дверь?

***

Не надо любить слишком сильно —
Расхожий и мудрый совет,
Как только раскинешь ты крылья —
Начнёшь загораживать свет.

Как только во взгляде читаться
Начнёт всепрощенья печать —
С тобой перестанут считаться
И даже, порой, замечать.

Но, будучи истиной пыльной,
Бессмысленна эта строка:
Не надо любить слишком сильно —
А разве возможно слегка?

Невозможно

https://www.youtube.com/watch?v=ytabout

Один не смогу –не снесу рояля(тем более –несгораемый шкаф).А если не шкаф,не рояль,то я лисердце снес бы, обратно взяв.Банкиры знают:«Богаты без края мы.Карманов не хватит –кладем в несгораемый».Любовьв тебя –богатством в железо –запрятал,хожуи радуюсь Крезом.И разве,если захочется очень,улыбку возьму,пол-улыбкии мельче,с другими кутя,протрачу в полно́чирублей пятнадцать лирической мелочи.

Агриппина Пчелкина

Да, милый, я унижена тобой,
Растоптана. Ну, а взглянуть иначе:
Вознесена любовью над толпой
Нелюбящих. Среди их лиц маячит

Твоё чуть-чуть печальное лицо,
Окутанное сказочным сияньем.
Историй с предсказуемым концом
Никто не любит. Если б знать заранее,

Что будет равнодушие твоё
Таким жестоким и невыносимым,
Я б это купидоново копьё
Носить в своей груди не согласилась.

Я б радовалась солнцу и цветам.
И никогда б, возможно, не узнала,
Что есть ещё иная красота,
Что даже гордость значит очень мало,

И, в общем-то, взаимность не важна,
Как думалось, для истинного чувства.
Молчание твоё — не тишина,
Звучит оно. Пронзительно и грустно.

  1. осенняя поделка топиарий
  2. сделать подарок папе своими руками
  3. букеты учителю своими руками
  4. торт из конфет своими руками
  5. как сделать дерево из дерева
  6. чудо дерево своими руками из природного материала
  7. как сделать торт из пива

Related Posts